История возникновения человеческих языков имеет много увлекательных эпизодов, украсивших страницы учебников антропологии, древней истории и религии. Вавилонская гипотеза наиболее красочна и драматична, но она не объясняет многих, интересующих нас деталей. Инопланетный след «зеленых человечков», якобы даровавших диким людям вместе со своими генами интеллекта еще и письменный механизм для его развития, тоже – не более чем красивая сказка (гм, сказка ли?! – прим. редактора). Но современному человеку некогда вникать в лингвистическую археологию. Ему нужно быстро определиться с тем, на изучение какого иностранного языка следует потратить свое драгоценное время.


Сразу оговоримся, что эстетические терзания англоговорящей интеллигенции на предмет того, какой из языков романской группы более романтичен, мы не рассматриваем. Не стоит отвлекаться и на узкую специализацию по Африке и Ближнему Востоку и Средней Азии. Нас куда больше интересуют глобальные критерии, определившись с которыми мы сможем рассчитывать на больший успех в своей жизни. Восток с его китайским или Запад с английским (в меньшей степени – немецким) есть спасительный выход из полностью «освоенного» пространства, где говорят и составляют документы на родном русском.

У нас мало времени на изучение нескольких языков, а глубина освоения выбранного языка должна гарантировать нам возможность проведения деловых переговоров и составления бумаг на нем. «Привет, как дела?» на пяти и более языках нас не спасает и даже не веселит. Поэтому, концентрируемся на том языке, который станет нашим инструментом в достижении успеха. Не будем заостряться на «мёртвых» эсперанто, латыни и санскрите. Оставим программистам язык машинных кодов, в котором всего две буквы 0 и 1, достаточных «софту» в беседе с «хардом».

Для «серфинга» на гребне экономического роста китайских братьев придется учить иероглифы. Западный вектор будет коротким и тупым без делового английского. Немецкий, французский, итальянский будет актуален в случае жесткой территориальной привязки вашего бизнеса к фирмам этих стран. Испанский тоже, но список испаноговорящих стран более обширен, правда, сами эти страны считают себя «вторым» и даже «третьим» эшелоном экономики Земли. Индийские вундеркинды сплошь общаются на колониальном английском и считают его вторым родным.

Самый поверхностный анализ соотношений численности учащихся курсов иностранных языков, включая тех, кто предпочитает заниматься индивидуально, показывает, что с двукратным отрывом лидирует английский. Вторую половину статистического пирога в порядке убывания делят китайский, немецкий, французский, итальянский, испанский. Интересные результаты дает возрастной, гендерный и социальный анализ рейтинга внутри каждой дольки рейтингового пирога. Например, устойчивый спрос у пожилых немцев на наших прекрасных Василис, отражается на преобладании в численном составе курсов немецкого языка женщин среднего и младшего бальзаковского возраста, а на курсах китайского преобладают дети предпринимателей, трезво оценивших перспективы и потенциал великого восточного соседа.

Немного обидно, что наш родной русский, как иностранный, интересен лишь очень узкому кругу зарубежных специалистов и официантов, активно посещаемых нашими соотечественниками ресторанов в местах их популярного отдыха. А в культурном мировом рейтинге, русский позиционируется в основном, как язык Толстого, Достоевского, Пушкина. Даже В.В. Набоков изначально ориентировал на американского читателя свои пошленькие бестселлеры, которые мы теперь читаем отнюдь не в авторском переводе. Но это не повод к тому, чтобы меньше любить Родину и перестать уважать свою культуру. Всего-то нужно выучить какой-нибудь необходимый иностранный минимум, и тем расширить свой кругозор и профессиональный потенциал.