(продолжение)
Почему в России всё ещё редко встретишь человека, свободно владеющего иностранным языком?
Тут уместна крылатая фраза: – Бойтесь того, кто скажет: “Я знаю, как надо”!
Правильно. Для каждого человека “как надо” будет чуть иным.
А вот “как не надо” – для всех людей общее.


Учить правила произношения или просто слушать?!

“Правила произношения” в английском языке учить не надо, потому что бесполезно. Любое слово может сейчас “читаться” так, и тут же – иначе. Пожалуйста: bow, которое произносится [bou] и bow, которое произносится [bau]. Wind: [waind] и [wind]. Таких слов – весь английский. Правил, как их распознать, нет.

Обычно вам незатейливо предлагают выучить все возможные варианты, как что может “читаться”. А когда встретится конкретное слово – посмотреть его в словаре. То есть, в любом случае направляют в словарь, но перед этим предлагают поубивать время на “правила произношения”.

За пару недель или пару месяцев вы можете выучить все “правила произношения”, но, несмотря на это, произношение всех встреченных английских слов вам придётся смотреть в словаре или просить произнести их носителя языка.

Здесь может возникнуть вопрос: как же, не вдаваясь в правила произношения, произносить слова? Ну, вспомните: вы же с детства слышали, что “пожалуйста” по-английски “плиз” . После этого, если вам показать “please” и сказать, что это – оно, вы его уже “плеасе” не будете читать: ваши уши вам не позволят. Вы с детства слышали “нокаут”, теперь вам безопасно будет увидеть “knock out”: “кноцк оут” вы скажете вряд ли.

Давно уже есть электронные словари и компьютерные программы, которые произнесут для вас вслух любое английское слово – хоть целую книгу. Не читайте. Слушайте. Тут всё очевидно. Языки любят, чтобы их учили “звуком наперёд”.

Академические термины в учебных пособиях

По многолетним наблюдениям за теми, кто говорит на иностранном языке или, наоборот, пишет о нём, напрашивается вывод: не стоит тратить энергию на выучивание грамматических терминов. Ведь чтобы общаться с человеком, мы не вынуждены знать, что у него называется трахеей, а что – аортой.

Да спросите на улице любого молдаванина или узбека, который свободно говорит и на своём языке, и на русском, много ли он знает, как что называется в русской грамматике? О грамматических ли терминах и правилах он вспоминает, когда с вами говорит?

Возражают, говоря, что это когда уже умеешь разговаривать, о правилах уже не думаешь, а вот, чтобы научиться, они, якобы, нужны обязательно. Это заблуждение посеяли, сами того не заметив, филологи. Когда их учили, с них спрашивали на зачётах одинаково и за речь, и за её анализ.

Став преподавателями, они, не долго думая, стали нести в массы весь тот филологический арсенал, которому учили их. Они поняли, что язык – это стройная система, полюбили её и пошли в мир делиться своей радостью. Они стали готовить из обучаемых таких же, как они сами, филологов, думая, что это и есть способ научиться говорить на языке.

Похоже на то, как народы, оставшиеся на первобытном уровне развития, добывают огонь трением палочки между ладоней не потому, что это самый лучший способ, а потому, что они другого не знают. Дедушка показал, как тереть – они и трут.

Но ведь вам надо уметь высказаться в жизненных ситуациях, а не сдать на анатомиста-филолога. Ну, вспомните, что вы говорите в жизни? “Больше так не делай”, “Ничего себе!”, “У вас здесь всегда так?”… При чём здесь названия членов предложения?!

Когда вам предлагают выучить, чем прямое дополнение отличается от косвенного – это всё равно, что, вместо того, чтобы продать вам рубашку, вас ведут на ткацкую фабрику и учат, как называются детали ткацкого станка, стараясь сделать из вас инженера-ткача.

Бесцельные сложные описания правил

К чему вас приблизит, если вы всё же выясните, что означает фраза: “Глагол to say обычно употребляется перед дополнительным придаточным предложением, если нет косвенного дополнения”? (Бонк, т.1, стр.509)

Хотите ещё? Пожалуйста: “…или с прямым дополнением, если нет косвенного дополнения”. Как вам, неплохо?!

Что вольешь в сосуд – то из него и выльется. Наполнишь себя правилами – сможешь выдавить из себя только правила. От самих по себе хорошо выученных правил ещё никто не заговорил.

Детям в “немецкой” школе задают выучить правило: “Неопределённое личное местоимение man употребляется в безличных предложениях в качестве формального подлежащего. Сказуемое в таких предложениях стоит в третьем лице единственного числа.”

Читатель, ты что-нибудь понял? В русском-то ты, небось, умеешь запросто расставлять неопределённые личные местоимения по безличным предложениям, потому и говоришь без акцента?

Наполняйте себя тем, что вам хочется сказать. Если вам надо писать диссертацию о языке – тогда да, надо выучить все части речи и члены предложений. А если вам надо понимать и говорить – тренируйте те органы, которыми собираетесь пользоваться: уши и рот.

Надуманные фразы в упражнениях

Когда лингвисту не приходится пользоваться языком, но у него есть время и интерес к собственно лингвистике, он начинает составлять упражнения с интригующими предложениями типа: “Кто часто обсуждает планы с этими инженерами?” или “Ваша сестра часто остается в офисе после работы, чтобы позаниматься английским?” (Бонк, т.1, cтp.95)

Такие фразы в учебниках появляются ниоткуда, и отправить их можно только в никуда. Думайте сами, будете ли что-нибудь подобное когда-нибудь говорить вы. Если нет – то готовьтесь к тому, что ваш мозг откажется учиться по ним, как чуждым ВАШЕМУ бытию, и вы зря будете себя заставлять. Они не будут “лезть в голову”.

Понаблюдайте: когда учёба идёт трудно, это чаще всего из-за того, что предлагается нежизненный материал.

Разговорных тем самих по себе недостаточно

Не пробуйте освоить язык по разным разговорным “темам”: “В театре”, “В гостинице”… Спору нет, они хороши и, кажется, что когда-нибудь пригодятся. Если вы бываете в театре, ресторане и гостинице, – конечно, не помешает выучить по 20-30 устойчивых фраз из каждой “темы” и выяснить, как основные предметы называются по-английски. Но от самих этих “тем” ещё никто не научился говорить!

Напомним, что сейчас речь идёт о том, что предпочесть в начале вашего пути.

Не тратьте время на преодоление трудностей!

Дорогую упаковку многие уже научились делать, а толковых специалистов, по-прежнему, единицы. Если вам тяжело, скучно и непонятно, это может означать, что курс, за который вы взялись – барахло. Какие бы ни были красивые учебники и помещения для занятий. Бросайте его, какой бы он ни был наукообразный и красочно поданный.

“Утонувший в подробностях”

Ещё одна причина, почему наша страна долгие годы не разговаривала ни на каком иностранном языке, – это то, что учили подряд ВСЕМУ. Как же! Надо ведь обрушить на обучаемого все-все мелкие подробности! Пусть он лучше окажется под ними погребён, но зато будет знать, что ему дали всё.

Практика показывает: идеально давать человеку главное, “от чего плясать”, а остальное он сам заметит.

Вот почему люди с тоской думают о курсах языка – ведь им предлагают ужастик: они пришли, чтобы покушать, а им дают кусок железа и учат, как из него выковывать кастрюлю, в которой потом ещё надо будет приготовить еду.

Шерлок Холмс говорил, что наша голова – как чердак. Её можно наполнить чем угодно. И глупые люди, сказал он, так и делают.

Не надо изучать ненужное. Микелянджело говорил, что ненужное надо отсекать. Отличать ненужное – признак мастера.

Отгадайте загадку. Скажите, хорошее ли это будет объяснение, как дойти: “Сначала пойдёте по коридору прямо до первой двери с медной ручкой, туда вам не надо. После неё тоже прямо, а не направо, потому что направо ничего нет. Слева будет коридор, в нём горят две лампочки. Их в прошлом месяце Джон ввинтил после праздника. Не может быть, чтобы вы не знали Джона. У него сыновья такие сорванцы, на той неделе в соседнем доме стекло разбили. В этот коридор поворачивать не надо. Потом будет поворот направо со ступенькой. Мы её каждый год чиним. Не очень удобно, но раз есть, то приходится терпеть – пройдите мимо, вам туда не надо. Потом будут три синие двери слева и две коричневые справа. Между ними окно, но вид не очень интересный, во двор. Дверь, которая вам нужна, самая последняя в коридоре. Её, в общем-то, со входа сразу видно.”

Ничему такое обилие деталей не помогает, а только зря отвлекает. Умнее было бы сразу сказать “последняя дверь в коридоре”! Однако нет числа людям, которые считают недопустимо недостаточным сказать только то, что нужно вам. Они добиваются, чтобы все выслушали по полной все то, что интересно им. Похоже на то, как сейчас преподают языки?!

А теперь самое интересное >>

C. C. Захapов, Санкт-Петербург,
автор метода интенсивного обучения английскому языку