Вы уже пробовали изучать иностранный язык, но результат оставляет желать лучшего?

Как не надо изучать иностранные языки

Проверьте, не совершали ли вы этих ошибок.

Язык – это привычка. К одному языку любой из нас уже привык…

Не надо ИЗУЧАТЬ иностранный язык.
Оставьте это тем, кто пишет диссертации.
Чтобы заговорить на родном языке, вы его не изучали. Вы слушали-слушали, да и ПРИВЫКЛИ к нему.


От редакции: если, прочитав полностью, не решите свой вопрос, пишите комментарий, поможем!

На первый взгляд, может показаться, что взрослому, с развитым умом, человеку негоже идти по пути несмышлёного младенца. Взрослому, вроде бы, надо выучить правила… Ведь в школе именно это внушают: вот выучишь правило – тогда сможешь заговорить.

Но спроси вас про правила построения русского языка… Сможете изложить их? А знали ли вы их, когда вам было полтора годика и вы учились говорить на русском? Нет, вы просто ПРИВЫКЛИ к нему.

Вспомните: те люди, которые уже взрослыми начали жить в другой стране – через некоторое время в их русской речи начинают встречаться слова и выражения на английском. “Через бридж на басе переехал…” Они не успевают переводить их на родной: звуковые формы встроились в их сознание. Хотя поймите правильно: подстановка в свою речь иностранных слов ни в коем случае не способ овладеть языком! В разных языках разное строение фраз. Вы говорите по-русски: “Я НЕ вижу причины”, – а они: “Я вижу, НЕТ причины” (“I see no reason”).

Получается, что тот механизм, при помощи которого мы в детстве научились родному языку, жив-здоров и приглашает собой пользоваться. Не “изучайте” иностранный язык. ПРИВЫКАЙТЕ к нему: слушайте его (понимая) столько времени, сколько вы сейчас слышите русский.

Скажут, что взрослому, мол, надо осознать, что и как действует. А вот это было бы хорошо. По сравнению с младенцем, у взрослого два больших преимущества: ему можно что-то объяснять, и он может прочесть то, что слышит. Важно только не ставить телегу впереди лошади – не ставить объяснения перед самим языком, перед самой речью. В нашей стране обычно всё только изучали, анализировали и объясняли, но окунуться в естественный язык так, чтобы наслушаться, привыкнуть и заговорить, было негде. Вспомните: даже не послушать, а и почитать можно было только то, что разрешено: критический реализм XIX века: Dickens, Thackeray и т.п. – письменный язык столетней давности.

Предлагаем “нырнуть” в речь, на которой действительно говорят люди. Преподаватель же должен сделать так, чтобы к вам само прилипло то, что нужно.

НЕ ГОТОВЬТЕСЬ СТРОИТЬ ФРАЗЫ

Вам всю жизнь при “изучении” иностранного языка говорили: “Построй фразу!” Но, когда вы разговариваете по-русски, разве вы строите фразу, готовясь что-нибудь сказать? Разве вы думаете: “Начну-ка я с подлежащего, выраженного существительным в именительном падеже, потом поставлю составное глагольное сказуемое, выраженное переходным глаголом и сразу после него – прямое дополнение, а за ним – косвенное…” Так, что ли?

Вовсе нет. Вы открываете рот, а оно уже само говорится. Вы не можете мысленно управлять речью. Ваше сознание для этого слишком медленное. Не готовьтесь обдумывать, как по-английски то или это и где его место в предложении.

Мы говорим то, к чему привыкаем, слыша. Дайте же ПРОПИТАТЬСЯ иностранным языком вашему – назовём его так – подсознанию. Пока ваше подсознание “изучаемым” языком не пропитается – вы будете только, запинаясь, “строить фразы”. А фразы в разных языках не совпадают по своему строению.

Привыкайте же к языку!

ЧТО ПОМОЖЕТ ПРИВЫКАТЬ К ЯЗЫКУ

Чужое

Привыкать можно, например, по аудио-курсам. Там правильные выражения, и произносят их носители языка.

Они действительно хороши, но редкий герой одолеет их: чужие разговоры не трогают, скучны и не запоминаются. Основная масса аудио-курсов подходит только тем, кто в душе филолог. Просто прекрасно, если вам попался интересный аудио-курс. Но если к аудио-курсам “не тянет”, себя не вините.

Свое

Привыкать лучше и легче к тому, что интересно. Под интересное, во-первых, подходят приятные для вас песни на изучаемом языке. Те, про которые хочется узнать, о чём там поют. Словосочетания из любимых песен оседают в памяти очень надёжно. Кроме того, из песни, в отличие от учебных диалогов, запоминается только правильный порядок слов: из песни не только слово не выкинешь, но и не переставишь.

А самое хорошее то, что, слушая песню, человек занят тем, что наслаждается любимым хитом, а иностранный язык при этом сам оседает у него в голове. В том, разумеется, случае, если человек, слушая, следит за произносимыми словами по английскому тексту, т.е. различает, что произносится, а текст этот сопровождается учебным переводом.

Дальше – еще интереснее.

Учить правила произношения или просто слушать?!

Почему в России всё ещё редко встретишь человека, свободно владеющего иностранным языком?
Тут уместна крылатая фраза: – Бойтесь того, кто скажет: “Я знаю, как надо”!
Правильно. Для каждого человека “как надо” будет чуть иным.
А вот “как не надо” – для всех людей общее.

“Правила произношения” в английском языке учить не надо, потому что бесполезно. Любое слово может сейчас “читаться” так, и тут же – иначе. Пожалуйста: bow, которое произносится [bou] и bow, которое произносится [bau]. Wind: [waind] и [wind]. Таких слов – весь английский. Правил, как их распознать, нет.

Обычно вам незатейливо предлагают выучить все возможные варианты, как что может “читаться”. А когда встретится конкретное слово – посмотреть его в словаре. То есть, в любом случае направляют в словарь, но перед этим предлагают поубивать время на “правила произношения”.

За пару недель или пару месяцев вы можете выучить все “правила произношения”, но, несмотря на это, произношение всех встреченных английских слов вам придётся смотреть в словаре или просить произнести их носителя языка.

Здесь может возникнуть вопрос: как же, не вдаваясь в правила произношения, произносить слова? Ну, вспомните: вы же с детства слышали, что “пожалуйста” по-английски “плиз” . После этого, если вам показать “please” и сказать, что это – оно, вы его уже “плеасе” не будете читать: ваши уши вам не позволят. Вы с детства слышали “нокаут”, теперь вам безопасно будет увидеть “knock out”: “кноцк оут” вы скажете вряд ли.

Давно уже есть электронные словари и компьютерные программы, которые произнесут для вас вслух любое английское слово – хоть целую книгу. Не читайте. Слушайте. Тут всё очевидно. Языки любят, чтобы их учили “звуком наперёд”.

Академические термины в учебных пособиях

По многолетним наблюдениям за теми, кто говорит на иностранном языке или, наоборот, пишет о нём, напрашивается вывод: не стоит тратить энергию на выучивание грамматических терминов. Ведь чтобы общаться с человеком, мы не вынуждены знать, что у него называется трахеей, а что – аортой.

Да спросите на улице любого молдаванина или узбека, который свободно говорит и на своём языке, и на русском, много ли он знает, как что называется в русской грамматике? О грамматических ли терминах и правилах он вспоминает, когда с вами говорит?

Возражают, говоря, что это когда уже умеешь разговаривать, о правилах уже не думаешь, а вот, чтобы научиться, они, якобы, нужны обязательно. Это заблуждение посеяли, сами того не заметив, филологи. Когда их учили, с них спрашивали на зачётах одинаково и за речь, и за её анализ.

Став преподавателями, они, не долго думая, стали нести в массы весь тот филологический арсенал, которому учили их. Они поняли, что язык – это стройная система, полюбили её и пошли в мир делиться своей радостью. Они стали готовить из обучаемых таких же, как они сами, филологов, думая, что это и есть способ научиться говорить на языке.

Похоже на то, как народы, оставшиеся на первобытном уровне развития, добывают огонь трением палочки между ладоней не потому, что это самый лучший способ, а потому, что они другого не знают. Дедушка показал, как тереть – они и трут.

Но ведь вам надо уметь высказаться в жизненных ситуациях, а не сдать на анатомиста-филолога. Ну, вспомните, что вы говорите в жизни? “Больше так не делай”, “Ничего себе!”, “У вас здесь всегда так?”… При чём здесь названия членов предложения?!

Когда вам предлагают выучить, чем прямое дополнение отличается от косвенного – это всё равно, что, вместо того, чтобы продать вам рубашку, вас ведут на ткацкую фабрику и учат, как называются детали ткацкого станка, стараясь сделать из вас инженера-ткача.

Бесцельные сложные описания правил

К чему вас приблизит, если вы всё же выясните, что означает фраза: “Глагол to say обычно употребляется перед дополнительным придаточным предложением, если нет косвенного дополнения”? (Бонк, т.1, стр.509)

Хотите ещё? Пожалуйста: “…или с прямым дополнением, если нет косвенного дополнения”. Как вам, неплохо?!

Что вольешь в сосуд – то из него и выльется. Наполнишь себя правилами – сможешь выдавить из себя только правила. От самих по себе хорошо выученных правил ещё никто не заговорил.

Детям в “немецкой” школе задают выучить правило: “Неопределённое личное местоимение man употребляется в безличных предложениях в качестве формального подлежащего. Сказуемое в таких предложениях стоит в третьем лице единственного числа.”

Читатель, ты что-нибудь понял? В русском-то ты, небось, умеешь запросто расставлять неопределённые личные местоимения по безличным предложениям, потому и говоришь без акцента?

Наполняйте себя тем, что вам хочется сказать. Если вам надо писать диссертацию о языке – тогда да, надо выучить все части речи и члены предложений. А если вам надо понимать и говорить – тренируйте те органы, которыми собираетесь пользоваться: уши и рот.

Надуманные фразы в упражнениях

Когда лингвисту не приходится пользоваться языком, но у него есть время и интерес к собственно лингвистике, он начинает составлять упражнения с интригующими предложениями типа: “Кто часто обсуждает планы с этими инженерами?” или “Ваша сестра часто остается в офисе после работы, чтобы позаниматься английским?” (Бонк, т.1, cтp.95)

Такие фразы в учебниках появляются ниоткуда, и отправить их можно только в никуда. Думайте сами, будете ли что-нибудь подобное когда-нибудь говорить вы. Если нет – то готовьтесь к тому, что ваш мозг откажется учиться по ним, как чуждым ВАШЕМУ бытию, и вы зря будете себя заставлять. Они не будут “лезть в голову”.

Понаблюдайте: когда учёба идёт трудно, это чаще всего из-за того, что предлагается нежизненный материал.

Разговорных тем самих по себе недостаточно

Не пробуйте освоить язык по разным разговорным “темам”: “В театре”, “В гостинице”… Спору нет, они хороши и, кажется, что когда-нибудь пригодятся. Если вы бываете в театре, ресторане и гостинице, – конечно, не помешает выучить по 20-30 устойчивых фраз из каждой “темы” и выяснить, как основные предметы называются по-английски. Но от самих этих “тем” ещё никто не научился говорить!

Напомним, что сейчас речь идёт о том, что предпочесть в начале вашего пути.

Не тратьте время на преодоление трудностей!

Дорогую упаковку многие уже научились делать, а толковых специалистов, по-прежнему, единицы. Если вам тяжело, скучно и непонятно, это может означать, что курс, за который вы взялись – барахло. Какие бы ни были красивые учебники и помещения для занятий. Бросайте его, какой бы он ни был наукообразный и красочно поданный.

“Утонувший в подробностях”

Ещё одна причина, почему наша страна долгие годы не разговаривала ни на каком иностранном языке, – это то, что учили подряд ВСЕМУ. Как же! Надо ведь обрушить на обучаемого все-все мелкие подробности! Пусть он лучше окажется под ними погребён, но зато будет знать, что ему дали всё.

Практика показывает: идеально давать человеку главное, “от чего плясать”, а остальное он сам заметит.

Вот почему люди с тоской думают о курсах языка – ведь им предлагают ужастик: они пришли, чтобы покушать, а им дают кусок железа и учат, как из него выковывать кастрюлю, в которой потом ещё надо будет приготовить еду.

Шерлок Холмс говорил, что наша голова – как чердак. Её можно наполнить чем угодно. И глупые люди, сказал он, так и делают.

Не надо изучать ненужное. Микелянджело говорил, что ненужное надо отсекать. Отличать ненужное – признак мастера.

Отгадайте загадку. Скажите, хорошее ли это будет объяснение, как дойти: “Сначала пойдёте по коридору прямо до первой двери с медной ручкой, туда вам не надо. После неё тоже прямо, а не направо, потому что направо ничего нет. Слева будет коридор, в нём горят две лампочки. Их в прошлом месяце Джон ввинтил после праздника. Не может быть, чтобы вы не знали Джона. У него сыновья такие сорванцы, на той неделе в соседнем доме стекло разбили. В этот коридор поворачивать не надо. Потом будет поворот направо со ступенькой. Мы её каждый год чиним. Не очень удобно, но раз есть, то приходится терпеть – пройдите мимо, вам туда не надо. Потом будут три синие двери слева и две коричневые справа. Между ними окно, но вид не очень интересный, во двор. Дверь, которая вам нужна, самая последняя в коридоре. Её, в общем-то, со входа сразу видно.”

Ничему такое обилие деталей не помогает, а только зря отвлекает. Умнее было бы сразу сказать “последняя дверь в коридоре”! Однако нет числа людям, которые считают недопустимо недостаточным сказать только то, что нужно вам. Они добиваются, чтобы все выслушали по полной все то, что интересно им. Похоже на то, как сейчас преподают языки?!

ЭХ, УЧЕБНИКИ…

Большинство учебников создано не для того, чтобы вы стали понимать речь на чужом языке и сами начали на нём говорить. Нет!

Скорее, они являют из себя отчёт авторов о том, что они в подробностях знают систему строения грамматики английского языка середины прошлого века.

Известно, что в СССР все знали, что иностранный язык всё равно не пригодится, и поэтому преподавали не сам язык, на котором говорят в мире, а его строение!

Отсюда и все эти изящные рассуждения и схемы – что после чего ставить и чем герундий отличается от причастия первого и от отглагольного существительного. Такие объяснения хороши для диссертации. Говорить же ни от схем, ни от диссертаций никто не начал.

3Автору, как это ни печально, встречались заведующие кафедрами английского языка вузов, доценты и кандидаты наук, которые англичан не понимали и по-английски не говорили. Но они всю жизнь преподавали английский и всё запросто объясняли.

Учебники же, о которых идёт речь, к сожалению, придётся охарактеризовать как ущербные. Они созданы людьми, которых Родина не пускала… услышать то, что они собирались преподавать.

Что им после этого оставалось, кроме как: “Обсудите функцию причастий I и II в следующих предложениях”? И в наши дни они продолжают преподавать то и так, чему и как учили их, когда их учили на филологов. Вот откуда сейчас рекомендации пользоваться написанными при Сталине “Бонку” и “Эккерсли”.

Вовсе не потому что это непревзойдённые шедевры, а потому что тех, кто рекомендует эти учебники, учили по ним, и они помнят, как это делалось тогда, а своего ничего предложить не могут. Без обид.

Ну и высосанные же из пальца фразочки в таких книгах! Как в театре абсурда! Судите сами: “Спросите у Джона, это ложка или вилка?” “Это ложка или нож?” Да ты, друг, похоже, их не различаешь!..

Или для гестапо: “Эта девушка – студентка? – Нет. – Она машинистка? – Да. – Она хорошая машинистка? – Да. – Кто хорошая машинистка? – Эта девушка.”

А вот засомневался пьяный преподаватель: “Я читаю? – Нет. – Я говорю? – Да. – Я говорю по-русски? – Нет. – Я преподаю вам английский? – Да. – Кто преподаёт вам английский? – Вы. – Чему я вас учу? – Английскому.”

В основном преобладает жандармская тематика. Прилипчиво просят рассказать о таких вещах, которые в жизни вас никто не будет спрашивать, только на допросе. К чему готовят?

На самом деле, просто целые учебники взяты с потолка.

Кроме того, “Бонк”, какой бы устаревший он ни был, – это учебник не для тех, кому надо говорить по-английски, а для филологов. Отсюда и все эти задания про “обсудите функцию наречий”. Учить по нему людей, которым нужен второй язык, а не вторая специальность – вообще не дело.

Раз уж мы о них заговорили, эти две книги, особенно Эккерсли, написаны длинными тяжёлыми предложениями, в которых пока разберёшься – забудешь, зачем ты здесь оказался.

А отступление это понадобилось не оттого, что захотелось кого-то пнуть, а чтобы те, кто пробовал по таким книгам заниматься и бросил, не корили себя. Не за что. Вы не виноваты.

Неудивительно, что люди не смогли учиться по таким книгам. Они помучаются, бросят и начинают думать, что это они к языкам неспособные. Ну придёт ли в голову, что бывают такие курсы, которые специально или случайно сделаны так, чтобы их бросили, но винили себя?

А книги из разряда “Английский для детей” чаще всего, вообще – диверсия. Считается, что, если картинки красивые, детские – дети будут учиться. Но предложения-то там не из жизни! Да, дети их выучат. Но ни дома, ни в Англии не скажут по-английски: “Не буду больше с Вовкой играть. Он мою игрушку сломал. И пусть отдаёт моё ведёрко!”

Учебники зарубежных авторов

И ещё одна грустная новость. “Лучшие английские и американские” курсы не годятся для русскоязычного человека. Это не злопыхательство.

Дело в том, что сам народ обычно не чувствует своего языка. В результате, во-первых, лучшие, знаменитые исследователи английского языка – кто угодно, только не англичане.

А во-вторых, носителям языка всегда трудно его преподавать и писать учебники для иностранцев, потому что они не чувствуют трудностей своего языка.

Попробуйте сами. Объясните американцу разницу в значении и употреблении русского “за”: “ЗАпросто ЗАчитался, ЗАодно ЗАшёл ЗА ЗАбор, ЗАтаился, ЗАцепился и ЗАплакал”. И ещё: “ЗА два раза”. Какое у этого “ЗА” каждый раз ЗА значение? Вы подумаете, что из учебника, наверно, можно понять. Увы, нет. Нет там объяснения. Учебник-то русские писали, а им не ясно, что тут непонятного.

Возвращаясь к оксфордским курсам, интересно отметить, что весь мир на них не жалуется. По ним тяжело учиться только россиянину.

Дело в том, что и кенийцы, и финны слышат английскую речь с детства. Фильмы нигде не дублируют. Делают субтитры на своём языке и оставляют звук на английском. Произношение и очень много выражений запоминаются сами.

Первые свои фразы на английском языке человек там начинает говорить, не переводя со своего, а повторяя то, что много раз слышал. Как у нас: ведь любой знает из кино “Хенде хох”. И никого не интересует, “хенде” там подлежащее или “хох” сказуемое. Главное, чтобы человек сделал то, о чём ты его просишь.

А по бокам от придаточного – определители…

Бывает, за рубежом авторы тоже стремятся сделать из людей филологов, а не научить их разговаривать.

Судите сами: вот фраза из английского учебника “Collins Self-Study…” , стр.172. (Не откажитесь заметить: “Self-Study” значит “самоучитель”). “Безличное it, за которым следует одна из форм to be и прилагательная или существительная группа, используется, чтобы выразить ваше мнение о месте, положении или событии. За этими группами могут следовать придаточные с -ing, to или that.”

Как вам нравится такой самоучитель? Для кого это нагромождение? Это не способ научиться говорить, это рассказ инопланетян об анатомированном английском языке. Не надо надеяться, что, когда вы разберётесь в этой, с позволения сказать, белиберде, вы заговорите на настоящем оксфордском английском.

Когда вам надо что-то сказать, разве вы отдаёте себе отчёт в том, хотите ли вы сейчас выразить своё мнение о месте или положении, как рекомендуют в вышеприведенной цитате? Когда надо сказать: “Плохо, что он не пришёл” – хоть лопни – не сообразить будет, это о месте или положении?

А бедные обучаемые стараются усвоить подобную ахинею – простите, анализ – и винят в плохих способностях себя.

НЕ ТАК ЭТО ДЕЛАЕТСЯ

Кстати, “анализ” по-гречески – “расчленение”.

Живое существо можно на кусочки нарезать, но… сложить обратно кусочки так, чтобы из них получилось живое существо…

Отсюда и вывод. Смотрите, чтобы с иностранным языком у вас телега не стояла впереди лошади. Если вы его не слышите – не надо “изучать” с чужих слов его строение.

ЧТО ЖЕ ДЕЛАТЬ?!

Плохая память или просто скучно?

На память жалуются: никак не выучить заданный диалог. Память здесь, скорее всего, ни при чём. Вероятнее, что диалог тот скучный и надуманный.

Сказать вам, почему, когда вы учитесь языку, многое, сколько ни учи, тут же вылетает? Дело в том, что, когда вы напрягаетесь с фразами вроде упомянутых выше, ваш мозг с той же скоростью, с которой они поступают, сразу же выбрасывает их как не относящиеся к вашему бытию, то есть, по его мнению, ВАМ не нужные.

В каких случаях вы запоминаете то, что вам говорят? Когда вы сами спросили о том, что нужно ВАМ, и с интересом слушаете ответ.

Когда же приходит преподаватель (или учебник) и начинает: “А ещё за морем есть такое чудо…” – это его проблемы, и с вашими, сколько ни напрягайся, они пересекаются только теоретически. Тут-то и начинаются поиски “как развить память”. Ох, не в памяти тут дело!

Правильно люди и говорят: “Не лезет в меня этот язык”. Это не язык не лезет, а чуждая, ненужная нам информация. Вам нужна НЕ она – вот она и не лезет. Ваша память её выкидывает как не имеющую отношения к вашей жизни.

Хорошо учиться вы будете тому, о чём спросите сами. Задача толкового преподавателя сделать так, чтобы вы заинтересовались и спросили.

Отсюда становится очевидным, что нормальный человек, которому язык нужен, чтобы разговаривать, заинтересуется не разницей между родительным и винительным падежами, а, например, как сказать: “Вот было бы здорово!”

Задача преподавателя – сделать так, чтобы обучаемый всё время управляемо спрашивал и чтобы обучение было ответом на его вопросы.

Когда начнём понимать?

Проще всего понимать написанный текст. Для этого достаточно ознакомиться с грамматикой и со словами. Сложнее распознавать то, что нам говорят вслух. Чтобы это не казалось сплошным “бу-бу-бу”.

Чтобы привыкнуть различать на слух речь на иностранном языке, существует только один приём: видеть написанным то, что в этот момент произносится.

Так как в Нью-Йорке никто не будет для вас на бумажке писать то, что он в это время вам говорит, а без этого его речь для вас будет птичьим щебетом, не рассчитывайте, что вы там чему-нибудь научитесь: привыкайте здесь, с плеера, держа в руке текст. Можно слушать одно и то же много раз, пока не расслышите.

КОГДА ЗАГОВОРИМ?

Многими способами учатся говорить на иностранном языке: пересказывают тексты, учат диалоги, пишут упражнения – все они сходятся в одной точке. Должно накопиться определенное количество фраз, которые мы произносим автоматически, не задумываясь.

Надо НАКОРМИТЬ такими образцами ПОДСОЗНАНИЕ. Тогда оно сообразит, что – надо же! – оказывается, мы занимаемся иностранным языком. Систему языка оно прочувствует само и начнёт выдавать фразы на этом языке, формируя их из тех, которые вы к этому времени выучили.

Причём, учите именно фразы, а не слова. Именно по тому, в каких своих видах слова встречаются в разных фразах, подсознание со временем начинает “схватывать” весь набор их значений и усваивает, как этими словами пользоваться.

Сами слова – это мёртвое. Мы не думаем словами, мы думаем фразами. Фраза – это как растение с крепкими корнями, которое всегда найдёшь там, где оставил. В том смысле, что легко вспомнишь и саму фразу, и слова, которые в ней были. Отдельные слова же – как пушинки, которые порхают неуловимо.

Ваше мнение пишите в комментариях!

C. C. Захapов, Санкт-Петербург,
автор метода интенсивного обучения английскому языку