Tower Bridge, Лондон, 26 марта 1993 г.

Меня зовут Алексей Козлов, я родился в далеком 1972 году в Москве, за прошедшие годы приобрел высшее образование, опыт работы в компьютерной сфере и большое желание выучить английский язык.

В этой статье я хочу рассказать о своем опыте изучения английского языка. Опыт, надо заметить, у меня достаточно большой: в общей сложности около 17 лет (школа, институт, уроки с репетитором). Но, положа руку на сердце, следует признать, что активно и серьезно я стал изучать английский только год назад. И результаты перекрыли накопленные за предыдущие 16 неэффективных лет знания. Как я добился успеха? Просто у меня появилось настоящая причина выучить язык, и второе, что я наконец-то понял, что знания не придут сами собой, нужно немножко потрудиться.


tЯ считаю, что основной проблемой в изучении языка, как в любом другом деле, является желание. Оно может быть от самого скромного: “я не буду возражать против умения говорить по-английски, если это займет этак 20, ну максимум 30 часов занятий”; самого распространенного: “я готов расстаться с частью денежных знаков и походить на курсы” до самого острого желания говорить по-английски. Ваш успех напрямую зависит от Вашего желания. И Вы знаете язык в той мере, в какой Вы его хотите знать. Но в один прекрасный день Вы вдруг обнаруживаете, что хотите знать его лучше.

Это самый лучший момент, чтобы взять быка за рога. Такие моменты случались в моей жизни десятки раз. Я хватал учебник Бонка, начинал с самого начала, так как не хотел ничего пропустить. Но очень быстро мне это надоедало, поскольку говорить я по-прежнему не мог, а это было основным критерием в моей учебе. Я был похож на школьника, который первого сентября полон желания больше не прогуливать уроки и делать домашние задания даже по пению. Но через пару недель он уже не успевает делать все, и учеба становится ничуть не лучше, чем в прежнем году. Кому не знакома эта ситуация?

Мне было скучно изучать грамматические правила по сотому разу. Когда я делал упражнение на какое-нибудь правило, все было прекрасно, но стоило начать новую тему, как предыдущая почти полностью покидала мою голову. Язык мне казался набором формализованных правил: выучу все и буду говорить.

Как бы не так!

Меня очень раздражали всякие исключения, и в конце концов, я понял, что это, наверное, невозможно – говорить на языке, сначала вспоминая правила, потом подбирая слова из тех, которые известны, потом мысленное проговаривание, потом озвучивание. Если это и удавалось, то задержка между фразами была огромной.

Тогда я решил, что все дело в отсутствии разговорной практики, и был наполовину прав. Когда у меня появились англоязычные собеседники, ни слова не понимающие по-русски, то ситуация практически не улучшилась. Очень остро сказывался маленький лексический запас. Хотелось поддерживать беседу, а не жалко блеять. На грамматику было уже наплевать, вспомнить бы подходящие слова. Разговорная практика – дело великое. Но практика хороша тогда, когда это действительно практика после обучения. Согласитесь, глупо обучаться прыгать с парашютом, уже покинув борт самолета.

Ладно, решил я, не буду умничать, заплачу деньги, пусть меня научат. Только какие курсы выбрать: двухнедельные, двухмесячные, двухлетние? Но я же занимался семь лет в школе, исправно делал домашние задания, не прогуливал. Потом два года в институте. С репетитором целый год. Почему же они меня не научили? Может, просто не умели, методики не те применяли?

Да нет, все было хорошо, просто я сам не хотел учить язык. Вернее, я хотел иметь только результат, по возможности сократив процесс. Не скажу, что эффекта не было совсем. Но я знал язык в той степени, на которую я был способен трудиться. Я делал лишь задания из учебников, слушал и смотрел только учебные аудио и видеокассеты. В этих рамках знания моего английского были просто замечательными. Но в реальной жизни я общаться не мог. Часто я задавал себе вопрос, почему так происходит?

Наконец нашел ответ: язык мне просто не требовался в моей реальной жизни. Язык – это инструмент общения. Это просто навык. Набор звуков, понятный другим. Вы строите свой язык во рту определенным образом, выдыхаете воздух, получаются звуки, которые сливаются в слова.

Я живу в России и говорю по-русски. Я хорошо говорю и понимаю по-русски просто потому, что я это делаю очень долго и постоянно тренируюсь. Язык, не тот, что во рту, а как система общения, это определенный орган, который требует постоянных тренировок.

Когда человек рождается на свет, он не умеет практически ничего. Ни ходить, ни говорить, ни даже понимать. Вам не приходило в голову, что Вы можете разучиться ходить? Космонавты, после некоторого времени, проведенного в космосе, уже не умеют это делать. И человек не разучивается чему-либо, только потому, что постоянно тренируется. Но почему тогда человек не теряет навык плавания?

Разучится плавать нельзя, так как каждый раз, оказавшись в воде, человек делает определенные телодвижения, которым когда-то научился, и тем самым только закрепляет свое умение. Чтобы перемещаться в космосе, космонавт вынужден летать, он не использует свои ноги, поэтому забывает, как ходить.

Поэтому помните, что каждый раз, когда Вам нужно что-то сказать, и Вы используете для этой цели русскую речь, Вы тем самым подкрепляете свое умение говорить по-русски, и одновременно ослабляете свои знания иностранного языка, так как он выглядит атавизмом в данной ситуации. Т.е. если Вы устали и думаете про себя “я устал”, то тренируете себя на то, чтобы в следующий раз, когда Вы почувствуете нехватку сил, сказать себе “я устал”, а не “I’m tired”. Если Ваш бутерброд упал маслом вниз, и Вы сказали “shit”, то шанс повторить именно это слово, когда Вы прольете чай, возрастет.

Знание языка это всего лишь тренировка. У кого-то это получается лучше, у кого-то хуже. Но для всех доступно. Ведь и на родном языке все говорят по-разному. Например, в школе я был весьма косноязычен. Хорошо владеть языком научился только в институте, поскольку окружение было соответствующее. Больше всего на мое умение говорить оказал профессор математики Тонян В.А. (выпускники МГИЭМ меня поймут), армянин по национальности, такой интеллигентный и умный человек, какого еще поискать.

Т.е. я хочу сказать, что даже родная речь постоянно претерпевает изменения. Пообщайтесь в какой-либо среде, и Вы обнаружите, что характерные для нее слова просто вклинились в Ваше сознание. А какие это слова – “раскумарить” или “будьте любезны” – не имеет никакого значения. С иностранным языком дела обстоят точно также. Если Вы постоянно общаетесь по-английски, то, попадая в похожие ситуации, Вы тренируете себя соответствующим образом на нее реагировать. Я пробыл в Лондоне только пять дней, но, вернувшись в Москву, уже ожидал, что водители будут меня пропускать, когда я перехожу дорогу, а когда меня толкали в метро, я всем торопился сказать “sorry”.

К чему я это все? Да к тому, чтобы Вы поняли, что для того, чтобы заговорить по-английски, нужно на нем постоянно говорить. Как это осуществить? Способов много, все зависит от Вашего желания и временных и материальных возможностей, как ни банально это звучит.

Если Ваш бумажник набит дензнаками, особенно, с изображением Бенджамина Франклина, и Вас в связи с кризисом сократили на работе, то самый лучший вариант – отправиться на полгодика в Великую Британию, поучиться на туземных языковых курсах (от России будут отличаться мало, но Вам нужно избавиться от русскоговорящих), пожить в семье (не до комфорта – Вам нужно говорить). Это самый быстрый и самый эффективный способ, но кто себе его может позволить? Если у человека есть средства, то, как правило, он занят их приумножением, и у него нет времени. У кого есть время, того, как назло, мучают мысли по добыче средств, а не изучения языка. Надо заметить, что двухнедельная поездка Вашу языковую проблему не решит. Эффект будет, но не тот, который Вы хотите.

Конец первой части статьи. Продолжение читайте здесь.