(Продолжение)

Внутреннее сопротивление
По результатам тестирования специалисты составят психологический портрет человека и дадут рекомендации по выбору курса. Они же могут высветить такие проблемы в изучении языка, о которых человек и сам не догадывается. Корень трудностей может лежать вообще не в сфере лингвистики. Кто-то изучает язык потому, что для него это компенсаторная деятельность: сидит домохозяйка в золотой клетке, мается от безделья – дай хоть язык выучу; кто-то уходит в изучение языка от семейных, личных, профессиональных проблем. Кто-то не вполне осознает, каких усилий может потребовать эта серьезная работа, и начинает отлынивать и халтурить где-то на втором месяце.


Кого-то просто вынуждают учить иностранный: филологу в университете некуда деваться от обязательного (и не всегда любимого) второго языка, иных загоняют на языковые курсы в административном порядке – мотивация “а то уволят” или “отчислят” не может считаться оптимальной. Человек, естественно, сопротивляется – а изучение языка требует активного соучастия. Встречается и забавный бизнес-подход: я плачу вам деньги, а вы мне выучите английский. Вокруг такого клиента преподавателю приходится бегать, суетиться, хлопотать – но при условии индивидуально подобранного курса результатов можно добиться даже в этом случае.

Тихо сам с собою…
Хороший эффект дает индивидуальное дистантное обучение, при котором человеку записывают на кассеты постепенно усложняющиеся выражения на иностранном языке (с переводом, но чередование языка тщательно просчитано) в соответствии с его индивидуальными личностными и интеллектуальными особенностями. Он слушает их в собственном режиме – а затем встречается с преподавателем для коррекции (в этом главное отличие дистантного обучения от заочного). При каждой встрече (обычно не чаще, чем раз в месяц) преподаватель должен оценить прогресс ученика и скорректировать курс.
Он же может направить к психологу, если что-то упорно не ладится – или в тех случаях (а они, увы, бывают), когда человек утверждает, что он ничему не научился и скандалит, требуя деньги назад: психологу вполне по силам выяснить, в чем суть конфликта. Материал курса после преподавательской оценки и консультаций психолога не меняется, но способ подачи корректируется, чтобы информация легче усваивалась конкретным человеком.

Дистантное обучение не привязывает человека к жесткому графику, не требует от него постоянного присутствия в определенном месте – а регулярные встречи с преподавателем и группой общения только повышают мотивацию. В группы общения собираются 3-4 человека, чтобы потренироваться в изученном самостоятельно – а преподаватель направляет, помогает и, естественно, следит, чтобы оживленная беседа в самых интересных моментах, когда слова не поспевают за эмоциями, не переключалась на родной язык.
Такая система довольно быстро дает результаты: человек приобретает уверенность в себе, понимает обращенную к нему речь и может сам составить высказывание, не переводя конструкцию в уме с русского на иностранный. Кстати, переводу при таком подходе научиться нельзя – и если возникнет потребность в нем, может потребоваться небольшой специальный курс и тренировка в этой области – да и это не понадобится, если вы уже учили язык раньше традиционным способом.

Ваше мнение пишите в комментах!

Катерина Карманова, Иностранец